: после двоеточия. Нас учили смеяться громче, если в небе откажут крылья. Наши вены морями вскрыли – мы храним тебя, милый кормчий 0

: после двоеточия. Нас учили смеяться громче, если в небе откажут крылья. Наши вены морями вскрыли – мы храним тебя, милый кормчий

: после двоеточия. Нас учили смеяться громче, если в небе откажут крылья. Наши вены морями вскрыли – мы храним тебя, милый кормчий

«Знаешь, дорогой Друг, я… не умею сочинять! И, если честно, у меня вообще плохо с фантазией… Эти стихи – озвученный Поток, который пожелал раскрыться в Тебе: не моими словами, строчками и картинками, но – Твоими собственными. Тем, что откликается и расцветает внутри Теплом, когда мы вдруг чувствуем друг друга на расстоянии… Может, Ты не откроешь книгу, но самое важное почувствуешь сейчас, (не) случайно увидев долгожданное: Ты – не один». #kevaljot ♡

…Выше тележной чеки 0

…Выше тележной чеки

...Выше тележной чеки

В повести Андрея Валентинова Выше тележной чеки описывается подавление кеем Велегостом Железное Сердце восстания племени харпов. Один из советников предлагал кею в случае победы уничтожить всех харпов: мужчин, женщин, детей, стариков.

…И никаких вопросов! 0

…И никаких вопросов!

...И никаких вопросов!

Лейто, глава сыскного отдела, обнаруживает у себя в комнате незнакомого старца. Все охранные системы непостижимым образом оказались отключены. Нацелив ему в грудь самострел, пришелец делает неожиданное предложение…

…по имени Анна 0

…по имени Анна

...по имени Анна

Эти последние повести Галины Щербаковой станут полной неожиданностью для поклонников ее произведений о “подробностях мелких чувств” и “женщинах в игре без правил”.

”Väegade noobel kooljas…” (nentis vanem laibakandur) 0

”Väegade noobel kooljas…” (nentis vanem laibakandur)

''Väegade noobel kooljas…'' (nentis vanem laibakandur)

“Väegade noobel kooljas…” nentis vanem laibakandur. Nii algab romaan kriminaalsete ja viroloogiliste allüüridega, mida autor ise tekstis pilamisi “lihtsakoeliseks ajaviiteromaaniks” nimetab. Vaimukas raamat armastusest, kättemaksuihast ja surmast, milles puukidel on täita oma saatuslik roll. […] “Huvitav, miks sa ei küsi, mis mu käega lahti on…” lausub ta. “Sa oled vist väga peenetundeline poiss,” arvab Nils. Mida peaksin ma vastama? “Minu kõige suuremaks veaks on uudishimu,” selgitab ta. “Ma olen, jah, kole uudishimuliku loomuga.” Ta vaatab rääkides sulle otse silma sisse. “Kui ma veel koolis ei käinudki, leidsin ma kord ühe sidruni moodi raudmuna… See oli granaat.” Selge. “Kas see… noh… kas see sind segab ka?” “Eks klaveritunnid jäid katki. Ja pallimängijat minust kah enam ei ole. Aga muidu olen nagu harjunud. Inimene harjub ju kõigega,” lõpetab ta elutargalt. Temale see elutarkus sobib. Kuid siiski ei lõpeta ta veel päriselt. Ta lisab, imelik naeratus suul: “Muuseas mõjub see minu protees eriti just tüdrukutele.” […]